Category: lytdybr

В новогоднюю ночь 35-летний советник муниципалитета Манилы Рейнальдо Дагса фотографировал свою семью

А получил снимок своего убийцы, который именно в эту минуту направил на него пистолет.

Новогодняя ночь

Заебался бегать от включенного таймера к бортику и назад. Тунгурагуа где-то справа, километрах в пяти-семи.

На лепре показали охренительный пазл-платформер

gamejolt.com/freeware/games/sutef/files/sutef/download/4195/5510/

Дорогая редакция выезжала сегодня в San Vicente / Bahia de Caraquez

Во-первых, в Каноа не обнаружилось банкомата. Во-вторых, хотелось посмотреть, что там за Байя такая. По причине сплошной фиесты такси нам не досталось. Пришлось голосовать у бензоколонки и ехать в кузове камионеты с двумя пухленькими негритянскими тётками. Добрый человек даже от денег отказался.

В общем, Сан Висенте и Байя де Каракес построены на разных берегах небольшого залива. Раньше там ходил паром, теперь построили длинный и удобный мост. Сан Висенте — типичнейшая эквадорская дыра, пыльная и серая. Байя де Каракез, напротив, выглядит весьма неплохо. Типа «два мира, два образа жизни». Из примечательных штук за полчаса заметил вот этот прекрасный тигромонумент около дороги.

Мы теперь рассматриваем Байя де Каракес как одно из мест для «пожить годик-другой у океана». Не в воняющую же тухлой рыбой Манту переезжать.

Весь день мы натыкались на рыжую собаку, копающую ямы в пляже

После захода солнца она пришла в ресторан нашего отеля, сожрала угощение и грустно завалилась спать под креслицем названной дочки. Мне кажется, будто её хозяина давным-давно убили на этом пляже и закопали тело в песке. А она до сих пор ищет его днём и оплакивает ночью.

Собака-почесака

Днём в пляжном баре встретили собаку-почесаку. Собака залезала под сетку на свободном креслице и непрерывно крутилась под ней для достижения чесательного эффекта. Снимал на аппарат Вороной.

Каноа и Тена — два места в Эквадоре, где я живу, не замечая течения времени

В соседнем баре сегодня долго нахваливали фирменную настойку «на всех наркотических травах нашей страны». Между зубов застряло конопляное семечко, водой запил мерзкий вкус тростникового самогона, ощутил послевкусие листа коки — вот и весь приход.

Ездили на восток от Кито, любоваться на развалины

В предыдущий день я бухал с Полковником и потому развалины тупо проспал в машине. Очнулся к возвращению Дотторе, Стаса, Вороной и Мары. Потом были безлюдные по поводу воскресенья термы. А потом дождь превратился в ливень и превратил древние дороги в речки. Назад не ехали, а плыли.

большая

Прекрасное заслали в оркестр. У кого не было таких знакомых?

Итак, озеро. Лебеди разминают крылья.
Красавец-лебедь картинно становится в позы культуриста, растягивая каждое сухожилие, поигрывая мускулами.
Подходит маленькая серая уточка, мнется, начинает (жалобным, слегка писклявым, дрожащим голосом):
— Коне-е-е-е-е-ечно... Наверное, на Юг полетите?..
Лебедь, басом, красиво выгибая спину:
— Ну, да, на Юг. Ага. Там тепло, да.
Уточка:
— Коне-е-е-е-е-ечно... А я ту-у-у-ут останусь... Замерза-а-а-а-ать...
Лебедь:
— Полетели с нами, да. На Юг. Ага. (тянет мускулистую ногу)
Уточка:
— Коне-е-е-е-е-ечно... У вас крылья во-о-о-о-о-он какие... А у меня ма-а-а-а-аленькие, я упаду, разобьюсь и умру-у-у-у-у...
Лебедь:
— Так, мы тебя, того. Поддержим, да. Воздушные, потоки, понимаешь.
Уточка:
— Коне-е-е-е-е-ечно... А в дороге я проголодаюсь, обессилею, и умру-у-у-у-у...
Лебедь:
— Ну, так будем ловить жуков. Да. Сочных жуков.
Уточки:
— Коне-е-е-е-е-ечно... Жуки большие, у вас клю-ю-ю-ю-ювы вон, какие, а у меня ма-а-а-а-аленький, я не смогу проглотить, подавлю-ю-ю-юсь...
Лебедь (похрустывая, разминая крылья):
— Так мы тебе их того. Разжуем, да. Будешь есть, нормально же.
Уточка:
— Коне-е-е-е-е-ечно...
Лебедь (выпрямившись, глядя на уточку):
— Так. Нахуй.

yusische.livejournal.com/62427.html

Короткоствольная футурология

Системы сетевых платежей дважды за неделю явили тень грядущего дивного мира, где человека будут карать не изгнанием из города, а полным отлучением от использования любых платёжных средств.

Panorama Theme by Themocracy